Другие новости

Большие проблемы малого бизнеса

- Несмотря на несмолкающие разговоры о необходимости поддержки малого и среднего бизнеса и декларацию грядущей декриминализации отдельных экономических нарушений, квалифицируемых сегодня как уголовные преступления, факты незаконного преследования бизнеса не только не исчезают, но продолжают встречаться и находят свое логическое завершение в судах. Такое положение дел не может не удручать, поскольку полноценное развитие и функционирование системы малого и среднего предпринимательства важно не только для самих субъектов этого сегмента экономической деятельности, но и для всего общества в целом, как в плане производства, так и в плане потребления создаваемого продукта.

Ведение самостоятельного бизнеса не является делом легким, так как требует от лица, дерзнувшего отправиться в дальнее экономическое плавание по зыбким волнам российской действительности, не только проявления деловой активности, инициативности и умения лавировать между рифами, но и способности многократно просчитывать возможные риски, в том числе, и связанные с незаконным уголовным преследованием. Я не случайно делаю акцент на незаконности привлечения к уголовной ответственности, поскольку предполагается, что предприниматель, осуществляющий ту или иную хозяйственную деятельность, является законопослушным гражданином и должным образом исполняет требования закона при ведении своего бизнеса. Однако и в этом случае такой законопослушный предприниматель не гарантирован от возможных неприятностей, вплоть до получения обвинительного приговора. Дело в том, что зачастую бывает сложно установить грань между экономическим спором и составом уголовно наказуемого деяния, что, в свою очередь, дает возможность привлечения к уголовной ответственности лица, не исполнившего должным образом свое обязательство по договору. Приведу самый простой пример, когда сторона по договору поставки какого-либо товара не смогла своевременно оплатить этот полученный товар по каким-либо причинам, зависящим от воли этой стороны либо не зависящим. Причины могут быть самыми различными, от банального неумения грамотно реализовать товар и получить выгоду до форс-мажорных обстоятельств, повлекших утрату товара либо потерю его потребительских свойств. Для разграничения экономического спора от состава уголовного преступления важно наличие умысла, направленного на заведомое неисполнение обязательства, то есть намеренное нежелание оплатить полученный товар. И вот здесь-то и открывается простор для использования уголовного закона с целью, прямо противоположной задачам этого закона. Сторона, не получившая своевременно оплаты за поставленный продукт, вместо того, чтобы подать иск в арбитражный суд, обращается в правоохранительные органы с заявлением о привлечении другой стороны к уголовной ответственности за мошенничество, то есть попросту сводит счеты с другой стороной путем недобросовестного использования закона. Механизм незаконного уголовного преследования оказывается запущенным, и теперь результат зависит от того, насколько значительными ресурсами обладает заявитель и какие возможности имеются у потенциального обвиняемого. При этом уровень профессиональной компетентности лица, проводящего доследственную проверку, а после осуществляющего расследование по возбужденному делу, к сожалению, не является определяющим.

По многолетней сложившейся практике если дело возбуждено, то оно должно быть непременно расследовано и с обвинительным заключением направлено в суд. Прекратить дело за отсутствием состава преступления на стадии следствия практически невозможно. Более того, в подавляющем большинстве случаев оказывается совершенно нереальным добиться даже некоторого уменьшения состава обвинения, поскольку следствие традиционно стремится квалифицировать действия лица, попавшего в тиски уголовного преследования, по максимуму: как можно больше составов преступлений, как можно больше эпизодов, как можно больше квалифицирующих признаков и как можно больше участников, объединенных в группу. Такой общепринятый махровый обвинительный уклон предварительного следствия был всегда, стабильно существует сегодня и не предвидится никаких тенденций, направленных на объективизацию обвинения. Сплошь и рядом направляя в суд дела с заведомо завышенным объемом обвинения, следствие исходит из ложного понимания задач суда, не призванного восполнять следственные огрехи.

Следует признать, что в судах действительно довольно часто происходит частичное оправдание лиц, которым следствие необоснованно предъявило чрезмерное обвинение. Это свидетельствует о том, что в системе уголовного правосудия, в отличие от следствия, принцип презумпции невиновности работает. К примеру, лицо привлекалось к уголовной ответственности по трем тяжким составам, но осуждено по одному, а двум другим оправдано. Вместе с тем, оправдательных приговоров в чистом виде по-прежнему чрезвычайно мало, что свидетельствует о недостаточной зрелости существующей правоприменительной системы. В идеале независимость судов должна позволять беспрепятственно выносить оправдательные приговоры по конкретным делам в том случае, когда это диктуется объективно рассматриваемым делом. Но на практике инерционность системы оказывается сильнее и нивелирует принцип независимости. Вынести оправдательный приговор, со всеми вытекающими правами оправданного на реабилитацию, означает признать, что машина досудебного уголовного преследования сработала вхолостую, что наносит прямой урон и следственному комитету, и прокуратуре. На данном этапе действующая правоприменительная система к этому в достаточной мере не готова. Впрочем, то обстоятельство, что частично оправдательные приговоры являются в судебном практике делом обыденным, внушает оптимизм.

Возвращаясь к примеру с нашим незадачливым коммерсантом, не оплатившим вовремя товар, добавлю, что, к сожалению, такие случаи далеко не единичны. Подобным образом, например, возникают дела о незаконном получении кредитов, не говоря уже о ситуациях в строительстве, где практически невозможно застраховать свои риски от угрозы, связанной с возбуждением уголовного дела. Механизм уголовного преследования работает очень субъективно и избирательно и зачастую напрямую зависит от того, кому это выгодно. Любая проверка начинается с повода, а поводом может оказаться самый безобидный гражданско-правовой договор, заведомо вывернутый наизнанку.

Борис Метелёв

Управляющий партнер Адвокатского Бюро "Правый Выбор" 

Дата: 
31 мая 2017